00:29 

Ассорти-лотерея
Мы пляшем перед кактусом в пять часов утра (c)
Название: Вечная жизнь бабочки
Размер: мини, 1254 слова
Пейринг/Персонажи: Рафаэлло, Скиттлз, Киндер
Категория: джен
Жанр: дарк.
Рейтинг: R
Задание: Рафаэлло, Скиттлз, Киндер, R, дарк, джен.

Скиттлз лежал головой на коленях Киндера. Рядом, мрачно посматривая в иллюминатор, сидел Раф. Полупустая бутылка виски переходила по кругу. Раз в несколько минут Киндер осторожно приподнимал голову страдающего сокомандника, Раф прихлебывал из горла сам, затем вливал немного в Скита, следя, чтобы тот не захлебнулся. Даже непьющий Киндер изредка прикладывался – от безнадежности.

На их мелкое научно-исследовательское суденышко с жалкими тремя членами экипажа напали, ограбили и оставили дрейфовать в стороне от оживленных торговых путей. Космопираты, чтоб их! И это несмотря на обшарпанный вид малютки «Флюида»… Хотя оборудования в нем было на приличную сумму…

Неизвестные распотрошили собранную с таким трудом электоронику, оборвали связь с внешним миром и нанесли летальный ущерб двигателям. Полезший было с безрассудной смелостью в бой Скиттлз отхватил по полной.

«…он был нашим штурманом, весьма талантливым, с невероятно быстрой реакцией и скоростью подсчетов, сравнимой с машинной». (1)

- Знаете, а я никогда раньше не пил в таких масштабах. Только пяни. Но от них-то совсем другой эффект, - сипло проговорил Скиттлз и закашлялся.

Алкоголь, к счастью, действовал на него так же, как на землян. Как обезболивающее на крайний случай вполне годился. А вот так называемые «пяни» – препараты из местных (на родине Скита) растений – помогали ему не сойти с ума в сравнительно бесцветном и беззвучном мире высоких технологий. Людям такое лучше не употреблять.

«Место рождения – планета Пяна, странный мир гуманоидных существ. Я раньше видел ее, пролетая мимо на торговом суденышке, давно еще, с отцом. Оранжевые моря, красно-синие континенты и кислотно-зеленые облака, такие, что глаза режет. Население оказалось под стать: шумные, деятельные, но неизменно позитивные почти-люди. Различие составляли удлиненные верхние конечности и невообразимая естественная пигментация. Теория о сочетании цветов в природе этой планеты отсутствует напрочь».

Он притих и, кажется, задремал, только дыхание вырывалось – тяжелое, с хрипами. Решили его как можно дольше не беспокоить.

«Уже будучи сплоченной командой, мы как-то пролетали транзитом через один из крупнейших перевалочных центров галактики. Там нам довелось узреть приветствие с парой обитателей его родины. Проходя с командой через космопорт, Скиттлз вдруг застыл, затем медленно развернулся и завертел головой, словно пытаясь рассмотреть кого-то в другом конце чудовищных размеров главного зала. Невозможно? Ничего подобного! Наш товарищ весь подобрался, просиял, будто расцвел, и спроецировал из пальцев полноцветный спектр лучей – прямо над толпой. Те, на другой стороне, вскинули руки в ответном жесте, лучи соединились, и под потолком засияла яркая радужная дуга. Казалось, ее можно потрогать, такой четкой и плотной она была. Невероятное зрелище! Когда земляки вдоволь наулыбались друг другу и опустили гибкие семипалые конечности, она просто осыпалась золотистыми искрами на головы проходящих под ней представителей разных рас. Скит же, как ни в чем ни бывало, повернулся и, насвистывая, продолжил свой путь. А мы еще долго стояли с раскрытыми ртами. Такого в энциклопедиях не было!..»

Киндер откинул волосы с мокрого лба Скиттлза. Тот открыл мутные от слабости лиловые глаза и растянул растрескавшиеся малиновые губы в подобии улыбки. Вышла жалкая кривая гримаса.

«Столкнувшись с пянцем, любой сразу узнает его.
Руки почти такой же длины, как ноги, семь пальцев на каждой. Волосы же абсолютно любого цвета или сочетаний цветов. У Скита они были красно-зеленые и росли, как им вздумается. Он отращивал длинные пряди и, высунув от усердия язык, каждый цикл ставил себе довольно приличный ирокез, благо все-таки большая часть растительности соизволила произрастать на линии симметрии головы».


Они перебинтовали его, как могли, но повязка на животе все равно медленно пропитывалась его кровью – жидкой и легкой, просачивающейся даже в поры полиэтилена. Никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя нарушать целостность пянца. Даже зашитые раны продолжают кровоточить, потому-то дети планеты почти не покидают родину – там сама атмосфера и простая вода (простая в их понимании. Раф бы не стал пить эту бензиново-мыльную бурду ни за какие коврижки!) заживляли порезы, ведь по химическому составу они родственны внутренним жидкостям и плоти ее обитателей.

«Как он рассказывал, городов у них нет – каждый живет, где хочет, зато и планета сравнительно однородна по ландшафту, исключая побережье –там чуть более влажно. И в их жилищах, как и вне их, необходимо постоянно карабкаться – по деревьям, домам, скалам, так что известный на Земле «паркур» - единственный способ передвижения.

Тем более было удивительно, как такие, как Скит, смогли вырваться из колыбели привычного, пусть и диковатого, мира. У них, конечно же, были и учебные заведения, и научно-исследовательские институты, однако технологический прогресс обошел планету стороной. Вместо этого лучшие умы изучали биотехнологии, которые Пяна по сей день успешно продает во внешний мир – тем, кто осмеливается спуститься на поверхность.
И находились смельчаки – с железными нервами, отсутствием предрасположенности к эпилепсии и другим нервным расстройствам . Других не пускали: вероятность «поехать крышей» от постоянно сменяющихся кислотных красок окружающей среды, беспрерывной какафонии и пейзажей, который можно увидеть только во время самых жестких приходов, вполне реальна».


Даже сейчас Скит оставался произведением искусства, как в Музее современности – весь яркие краски и резкие линии. И радужная лужа под ним. Мечта фотографа. Или наркомана.

«Киндер (третий член экипажа и кузен Р. Ферреро – прим. ред.), помнится, заставил его позировать, пытался нарисовать, но бросил затею. Полдня ходил насупленный, а за ужином заявил, что краски-де, купленные на последней распродаже для художников, слишком тусклые. Он ярче. А в движении – ослепляет».

Теперь жизнь, шипя и бурля, как газировка, выходила через щели между стежками. Запах кисло-сладкий – то ли лимон, то ли кизил. Говорят, так пахнет на Пяне.

«Однажды Скиттлз признался, что тишина для него болезненна. Сначала все заметили, что тот ходил и постоянно напевал себе под нос, но часто отвлекался и умолкал, а потом валялся с мигренью. Все это продолжалось до тех пор, пока я не догадался снабдить его гарнитурой внутрикорабельной связи и запрограммировал его канал на круглосуточное рандомное воспроизведение музыки (найденной в электронной библиотеке). Странно, но любимым стилем оказались вовсе не растаманские напевы. Напротив, его радовал земной рок, и обычно чем тяжелее, тем лучше. Причем узнал я об этом совершенно случайно – когда однажды утром тот, душераздирающе зевая, приплелся в рубку и попросил исключить из списка произведения весь шансон и блюз – он просто не смог под них уснуть. Хотя под хэви метал отключался как миленький, просыпался, вставлял выпавший наушник, и опять засыпал сном младенца. И со временем мы научились определять, под что тот довольно жмурится, сидя в своем кресле, а под что – вдохновенно стучит по штурманскому пульту».

Скиттлз вдруг вздохнул, проснулся и открыл совершенно ясные глаза:
- Сожгите меня…. после… и верните на… Пяну кольцо… там… - он отдышался и заговорил снова. - ДНК… Я…
Но не успел закончить – его время в этом мире вышло вместе с пузырящимся биологическим раствором, служившим ему кровью…

«Мы запустили систему самоочистки на «Флюиде», благо налетчики разломали нам только двигатели и лишили связи, оставив обеспечение жизнедеятельности в норме. Так вот, затем отнесли его туда и исполнили последнюю, и весьма разумную, просьбу. Оба плакали. Нам не было стыдно».

Что осталось от этого яркого не-человека? Бутылек разноцветного песка, кольцо из неизвестного материала, содержащее его ДНК. И память.



Киндер, наплевав на правила безопасности, курил, лежа на койке с своей каюте. Постучавшись и дождавшись утвердительного ответа, зашел Раф. Кузен даже не отвел глаз от потолка, однако задал свой вопрос:

- И что теперь?
- Припасов пока достаточно, продержимся… а там – кто-нибудь подберет.

Киндер покачал головой.

- Да кому мы нужны…

Раф заметил слабое мерцание – бутылку на его столе. И рядом кольцо. Некоторое время помялся, не решаясь спросить. Так и не набравшись смелости, вздохнул и вышел.

«Интересный факт, который я узнал через пару лет после той трагедии: клонирование на Пяне освоили еще в прошлом веке. Выращивают себе новых старых пянцев, как окуклившихся гусениц. И с сохранением всех воспоминаний. Откуда я узнал, спросите вы? Спросите Скиттлза. Если найдете. Опять улетел».
___________________________
1 – Здесь и далее – отрывки из книги-мемуаров «Исследователь жизни» Р. Ферреро, почетного члена Галактического Союза Микробиологов, лауреата премии «За вклад в науку» за открытие разумных микроорганизмов в системе Беты Единорога (Monoceros-β).


@темы: Рафаэлло, Лотерея-1, Фанфики, Скиттлз, Киндер, Джен

URL
Комментарии
2013-04-16 в 01:29 

Simply.Hao.
unknow
Автор, прелесть неимоверная же т^т
Главное, что все хорошо кончилось. Ну мимими же!))))
*далее еще тысяча мимими*

2013-04-16 в 07:03 

Layne
Бессмертный пони
Блин... Я забыла как дышать, пока это читала. Это просто бесподобно же! В этом фике такой удивительный мир открывается, другая раса, их особенности. Это просто ЛАВЛАВЛАВ :inlove: :inlove: :inlove: Можно я признаюсь автору в любви? :beg: :heart: Я так переживала за Скиттлза, вроде никогда не испытывала к нему особой любви, но этот фик заставил проникнуться, и так жалко было, что он умирает, и что перевязка не спасает, но последний абзац заставил чуть ли не прыгать от радости, спасибо, автор, за хэппиэнд! :red:

2013-04-16 в 09:20 

Огромное спасибо вам!
Layne, я тоже тебя люблю! хД
Simply.Hao., и тебя! Дружески :smirk:

Человек-райтер

URL
2013-04-16 в 13:14 

Tora Tallium
«My kokoro is brokoro»
Это так прекрасно, и трогательно, читала и переживала за всех. И здорово, что закончилось всё-таки хорошо, а то я ближе к середине готова была расплакаться. Просто чудесный фик у вас, спасибо.

2013-04-16 в 20:06 

RionaTC
Никогда не знаешь, где тебе повезет. (М.Ф.)
Прочиталось на одном дыхании! Очень понравилось :heart::heart: Такой совершенно другой Скит, зацепило! :inlove: Спасибо!)

2013-04-16 в 21:09 

*выдохнул* Как хорошо, что ХЭ.
Может быть, раскурите эту вселенную дальше? :shuffle2:

URL
2013-04-16 в 21:53 

читала и переживала за всех *прослезился* спасибо, что читали. я нежно люблю всех этих героев и не мог сделать им плохо навсегда :small:

Очень понравилось Такой совершенно другой Скит, зацепило! В моем фаноне Скит как Джокер - то хороший, то... как Джокер, да. Спасибо :dance2:

Может быть, раскурите эту вселенную дальше? думаю над этим! кто бы еще курил космо!АУ, я ведь в них не смыслю...

URL
2013-04-16 в 22:28 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Замечательный фик, сильный, прошибающий, серьезный, черт возьми. Мне очень понравилось, и сама идея АУ, и вставки, это очень трогательно и не отпускает. Очень здорово, что все-таки ХЭ, большое спасибо за офигенный фик)

2013-04-17 в 02:29 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Мне очень-очень понравилось! И как написано, и космический антураж, раса новая! Очень отчетливо себе этих пянцев представляю. Автор, спасибо - замечательный текст! :red:

2013-04-17 в 08:50 

Рина Ли, благодарррю :shy:

Opossum-art, здорово, что понравилось :flower: может, тогда нарисуете пянца? :smirk:

автор

URL
2013-04-17 в 10:38 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
может, тогда нарисуете пянца? - всё может быть! ;-)

2013-04-27 в 01:26 

Master_Igri
Не стой, где попало. Попадет еще раз.
Дорогой Автор!
Ну, очень хорошо, мне понравилось! Мои поздравления!:hlop:

2013-05-10 в 16:50 

Дорогой Мастер!

Спасибо! :shy:

URL
   

Ассорти Лотерея

главная