Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:35 

Ассорти-лотерея
Мы пляшем перед кактусом в пять часов утра (c)
Внеконкурсная работа!

Название: И снова здравствуй
Размер: мини, 4200 слов
Пейринг/Персонажи: Пикник, Сникерс
Категория: джен
Жанр: мистика с примесью драмы и ангста
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Сникерс опять вляпался в неприятности.
Примечание: будущее!АУ, упоминается смерть персонажа, все не так страшно как кажется. Он переродится. является альтернативным концом текста Если придется
Задание: Кануть в Лету

Пикник сидел у свежей могилы и смотрел, не моргая, на черный лес виднеющегося позади кладбища. Он не чувствовал ничего, только пустоту, выжженную болью и горечью. Дыру величиной с кратер на Луне, которая осталась в душе после смерти Сникерса. Мир с его смертью померк, стал бесцветным и безвкусным. В нем не осталось ничего ценного.
— Долго ты еще собираешься тут торчать? — Марс вырос из его тени, обрастая плотью. Пикник скользнул по нему безразличным взглядом и снова уставился на лес. Марс закурил, ожидая его ответа.
«Все-таки мне повезло, что призванный по дурости демон оказался Марсом. Был бы кто другой, мы столько не прожили», — подумал Пикник. Оглядываясь назад, он мог сказать, что они прожили вместе со Сникерсом насыщенную жизнь, в которой было всякое, своеобразный коктейль из боли и счастья. Пикник уже не помнил и не считал, сколько раз был на пороге смерти, сколько раз Марс мог бросить его умирать. Но он приходил на выручку, когда Пикник не мог справиться сам. Приравнивал потом услугу за спасение к долгу и учил справляться со всем самостоятельно. Учил контролю и подавлению демонических желаний, чтобы не разорвать на куски любого попавшего человека. Убивать людей Пикник так и не привык, убитые все так же приходили ему в кошмарах. Каждый раз, нажимая курок, Пикник чувствовал сожаление, он тихо просил прощения, у убитых людей, смотря, как пистолеты с жадностью поедают их души. Хуже убийства было то, что теперь ему приходилось есть души людей. Привычная еда блекла и проигрывала по вкусу человеческой душе. Пикник оттягивал эти моменты, как только мог, но пару раз в год ему приходилось идти и на это, иначе он бы сорвался и съел Сникерса. «Уж лучше это будут души каких-нибудь подонков», — Пикник ненавидел себя за такие мысли, но выбирать не приходилось. Когда Пикник, наконец, выплатил свой долг Марсу, то с ужасом понял, что ничего, кроме как убивать, он не умеет. Он бросил учебу, вляпавшись в долги. Пикник сам обрел себя на этот ад, много лет назад. И не жалел, что это все не пришлось переносить Сникерсу. Уж лучше Пикник утонет в этой тьме, чем Сникерс. Пикник подумал и остался работать на Марса. У него прекрасно получалось усмирять демона, когда Пикник не мог удержать контроль; правда, после этого Пикник был скорее мертв, чем жив. Но зато он никого не сожрал, и Пикник был ему благодарен за это.
— Марс, съешь остатки моей души? — вдруг спросил Пикник. Он знал, что души демонов невкусные, и от них воняет тьмой, но надеялся, что его душа еще пахнет человечинкой. Слишком больно жить дальше без Сникерса. Он думал, что сможет подготовиться к этому моменту, когда Сникерс состарится и умрет, в отличие от него, получившего проклятье — бессмертие. Было не выносимо смотреть на Сникерса и видеть, как его жизнь утекает, словно песок в часах. Но нет. Даже зная, когда за ним придет смерть, он не смог выдержать этот удар. Мир пошатнулся и рухнул, провалился вместе с гробом в холодную землю.
— Тогда ты больше никогда не переродишься, — заметил Марс, выдохнув дым. — Твой Сникерс, как и все души, через пару сотен лет переродится, тогда и встретитесь.
— Я не смогу прожить эту пару сотен лет, — вымученно улыбнулся Пикник. Получилось ужасно, Марс посмотрел на него с жалостью. — Развалюсь на куски раньше.
— Как же вы меня достали, чертовы молокососы! — разозлился Марс. Он порылся в своем дыме и поставил перед Пикником кувшин. Пикник тут же скривился, вспомнив отвар, которым Марс его поил для защиты души от демонических пистолетов. — Пей.
— Что это? Очередная отрава? Может, без лишней боли убьешь? — Пикник вопросительно посмотрел на Марса.
— Это вода, — терпеливо объяснил Марс. — Вода, набранная из Леты. Реки забвения. Слышал?
— Я не хочу забывать Сникерса и чтобы мои воспоминания стерлись без следа, — тут же отказался Пикник.
— Не бойся. Ты демон и не забудешь о нем полностью. Только на время, когда снова встретитесь, твои воспоминания распечатаются и вернутся, — успокоил его Марс. — Если тебя не убьют охотники раньше.
— И сколько я буду должен? — спросил Пикник, поднимая кувшин. Он все еще сомневался, но точно знал, что сам не сможет пережить смерть дорогого ему человека.
— Будешь работать на меня, как и работал, — только и ответил Марс.
— Ладно, — согласился Пикник.
Все равно больше он ни на что не способен. Какой дурак возьмет на работу демона? Да еще и убийцу?
Пикник прислонился к горлышку губами и сделал первый глоток. Обычная вода, как и говорил Марс. Пикник принялся ее пить. С каждым новым глотком воспоминания блекли и тускнели, утекали, словно песок сквозь пальцы, а с ними и мир вокруг. В глазах мелькали темные пятна, голова закружилась. Чем меньше воды оставалось, тем больше его душу выворачивало наизнанку.
— Допивай до дна, — велел Марс, когда Пикник, испугавшись того, что почти не помнит лица Сникерса, отстранился от кувшина.
Пришлось подчиниться. Пикник допил до дна и отставил кувшин, вытерев мокрые губы рукавом.
— Почему я до сих пор помню о тебе? — хрипло спросил Пикник и, принявшись массировать виски, посмотрел на Марса.
— Это пока, — заметил Марс.
В этот момент Пикника накрыло внезапной болью. Она прошла цепной волной по всему телу, словно электрический разряд, и засела в голове. Пикник скорчился и заорал, а затем сам не понял, как вырубился. Боль вынесла его из сознания.
Пикник слабо пошевелился, со стоном поднимаясь с холодной земли. Во рту стоял неприятный привкус жухлой травы. Пикник сплюнул, кутаясь в свой плащ. Тело трясло от холода, и никак не получалось согреться.
— Мама, там бомж, — показала на него пальцем какая-то пятилетняя девчонка.
— Милая, некрасиво показывать пальцем, — отчитала ее мать и тут же утащила дочку с собой.
— Блядство, опять какой-то отравой босс напоил, — простонал Пикник, оглядевшись. Он ни черта не помнил о том, как оказался на кладбище. Он встал, отряхнул от штанов грязь и посмотрел на фотографию на могильной плите. С нее на него смотрел неунывающий старичок.
— Чертовщина какая-то, — выругался Пикник. Он покрепче закутался в плащ и пошел прочь. Его не покидало ощущение, что он забыл о чем-то и ком-то важном. Но никак не мог вспомнить — в голове было пусто, будто кто-то выел большую часть его воспоминаний. — Потом вспомню.
***
Сникерс, шатаясь, брел по темному коридору и тихо матерился. По спине бегали неприятные мурашки. Он опирался одной рукой о стену — так идти было легче. В коридоре стояла мертвая тишина, от соседей не было ни звука, даже от самых шумных. Такая тишина бывает в старых фильмах ужаса перед тем, как на главного героя нападет какой-нибудь притаившейся на потолке монстр. Если бы сейчас на Сникерса что-нибудь капнуло, он бы заорал во все горло и бросился бежать, не разбирая дороги.
«Успокойся, идиот. Никто на тебя не охотится», — уговаривал себя Сникерс. Он шел медленно и осторожно, всматриваясь в темноту. Из-за ударившего в голову алкоголя ему казалось, что там кто-то рыскал. Надо все же накопить денег на операцию по модификации глаз. Сейчас было модно что-нибудь себе вживлять для улучшения скорости или зрения — биотехнологические имплантаты творили чудеса. Хочешь рог — сделают тебе рог. За деньги слепят все, что угодно, не спрашивая, зачем это надо. Только вот Сникерс ненавидел хирургическое вмешательство; не нравилось ему, когда копались в его теле. Он считал, что его тело и так хорошо, не было нужды его улучшать. Да и денег лишних не было.
Сникерс вдохнул. Ночное зрение ему бы сейчас пригодилось. Где-то там, в темноте, должна быть дверь в его квартиру. На его этаже накрылся сенсорный датчик, отвечающий за освещение, и никто не торопился его менять. Сникерс стиснул в руках садившийся коммуникатор. Его заряда вряд ли хватит на один звонок, если на него сейчас нападут. Но, может быть, хоть голограмму преступника увидят, в случае чего. Сникерс тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли. Из-за странных снов он постоянно думал о такой чуши, как перерождение и существование всякой нечисти. Слишком привычен и понятен был век старых фильмов.
«Это разыгравшееся воображение. Не ждет меня сосед с тесаком в руках», — подумал Сникерс и сделал еще пару шагов. Все из-за друзей-придурков, нарассказывали ему всякий страшилок, а сегодня полнолуние — как назло.
«Шестьдесят седьмая. Шестьдесят восьмая», — считал Сникерс пройденные квартиры. Он остановился, не решаясь идти дальше. Сделай он шаг — и окажется как раз перед дверью своего жуткого соседа. Сникерс никогда не видел, чтобы он выходил из квартиры днем, шторы в его квартире всегда были задернуты, Сникерс даже специально проверил и отсчитал нужные окна. Не говоря о том, что сосед был высоким и одет он всегда только в черное, а капюшон плаща скрывал лицо, уродливый шрам с левой стороны от брови до скулы и холодный взгляд убийцы. Пикника Кэдбери — Сникерс спросил у консьержек — боялись все в доме, а родители пугали им своих детей, если те не слушались.
Сникерс даже подумывал анонимно позвонить в полицию и заявить о подозрительной личности, проживающей по соседству, и так и сделал, но, когда он назвал имя и фамилию, его вызов проигнорировали. И не только его. Он случайно подслушал разговор двух дамочек, пока поднимался на свой этаж: одна из них жаловалась, что полиция всячески игнорирует звонки, связанные с парнем из шестьдесят девятой квартиры.
«Подозрительно все это», — подумал Сникерс тогда. Разум говорил бросить это дело и не пытаться искать правды, но любопытство постоянно подстегивало его на продолжение поисков.
Да и сны эти еще. Больше они походили на забытые воспоминания — такие реалистичные, словно виртуальная реальность Сети. С каждым годом она становилась все ощутимее, в ней можно чувствовать вкус и запах, даже боль. Когда-нибудь весь мир переберется в Сеть; не надо будет выходить из дома, чтобы добраться до работы.
Сникерс даже начал думать, что кто-то проводит над ним эксперименты по регулировке настроек Сети, — слишком уж долго он видел эти сны. Но ограничив выходы в Сеть, Сникерс убедился, что это не так. Сны продолжали сниться с тех пор, как жуткий сосед поселился рядом.
Один раз Сникерсу посчастливилось увидеть Пикника днем. К нему приехали двое полицейских на один из вызовов, Сникерс как раз рано вернулся с учебы. Он еще тогда очень долго искал ключ-карту от своей двери — любопытно было посмотреть, что будет. Пикник открыл дверь с таким диким и злобным видом, будто хотел собственными руками разодрать посмевших его потревожить. Один из полицейских что-то сказал — видимо, причину прихода. Пикник кивнул, пропуская их в квартиру. Сникерс не смог услышать, о чем они говорили, как бы он не старался подслушать. Полицейские ушли быстро, бледные и напуганные.
Однажды он столкнулся с жутким соседом в коридоре, врезавшись в него. Сникерс побледнел, когда заметил, что у него скрывается под плащом. Тот, проследив его взгляд, лишь оскалился, глянул на него безразлично и ушел, таща с собой большой чемодан. Именно тогда он убедился, что Пикник любит носить с собой древнее оружие: тесак, два крупных пистолета вместо популярных сейчас лазеров. Сникерс не рассмотрел в кобуре, но знал, что это парные пистолеты, черный и белый фирмы Уайлди — у обоих были одинаковые гравировки.
Год назад ему начали сниться сны о том, как Пикник приходит к нему, уставший и мрачный, перемазанный кровью и с потухшим взглядом. Он выглядел моложе, чем сейчас, и без шрама. Того Пикника хотелось обнимать, говорить ему какие-нибудь глупости, проверяя, не ранен ли он. Сникерсу снились и кошмары о жутком Пикнике-соседе — как он выносит мозг твари, напавшей на него и загнавшей его в тупик. Этого Пикника Сникерс боялся и старался обходить за километр. Он бы давно переехал, если б мог позволить себе что-то дороже комнаты в общаге.
Сникерс попросил Натса пробить личность Пикника по всем базам данных. Тот сказал, что досье Пикника засекречено — защиту взломать он не смог, и лучше Сникерсу не совать в это дело свой любопытный нос. Потому что Пикник один из «Меченых» — наемников, работающих на правительство и выполняющих грязную работу, убирая неугодных. Это объясняло нежелание полиции реагировать на вызовы: для них «Меченых» вообще не существовало.
Сникерс остановился и замер. По телу прошла волна ужаса, волосы встали дыбом. Он остро почувствовал чужое присутствие. Сникерс не мог разобрать, с какой стороны. Его сердце забилось громко и бешено, когда он услышал, как кто-то поднимается по лестнице, стуча когтями о мрамор ступенек. Выше и выше.
Их было несколько. Страшная лохматая тварь показалась на слабо освященной лестничной площадке, и, заметив Сникерса, оскалилась, капая слюной из клыкастой пасти. За ее спиной показались еще три такие же твари, только размером поменьше.
«Это не собаки», — с ужасом сглотнул Сникерс, обливаясь холодным липким потом. Он бросился вперед, и тварь с рыком сорвалась с места. Дальше Сникерс плохо понимал, что произошло.
Впереди щелкнул предохранители. Сникерс чуть не заорал, когда к нему из темноты кто-то шагнул. Его с силой впечатали в стену, и он больно ударился спиной и затылком. Затем его оглушило начавшимися выстрелами, а что-то с глухим хрипом упало рядом. Сникерс зажмурился и заткнул уши. Тело словно примерзло к бетонной стене и никак не хотело двигаться.
«Бежать. Надо бежать», — мысленно твердил своему телу Сникерс и не мог сделать не шагу.
Шок разбудил воспоминания. Что-то похожее уже происходило с ним месяц назад, в чертово полнолуние. Он летел ночью на своей доске, лавируя в потоке ветра, когда заметил, что за ним кто-то гонится, передвигаясь по стенам многоэтажек. Те твари выглядели еще страшнее, чем эти, и двигались очень быстро. Сникерс никак не мог оторваться от них даже на максимальной скорости, и на улице было не души — будто город вымер или замер. Сникерс не мог ни до кого дозвониться, сигнал не проходил.
Одна тварь задела когтистой лапой край доски, и Сникерс тогда чудом не разбился. Спикировал вниз, он упал в пруд — вода была ледяная. Он кое-как доплыл до берега, выбрался, осматриваясь.
Твари спрыгнули к нему: одна сбила его с ног гибким хвостом, вторая бросилась на него, раскрыв клыкастую пасть, собираясь откусить ему голову.
Два выстрела.
Сникерса забрызгало мозгами упавшей рядом твари, а затем его вырвало недавним ужином от вида развороченной башки и вони. Другая тварь свалилась, позади, дергаясь в судорогах. Когда Сникерс смог поднять голову, отдышавшись, рядом обнаружился Пикник, который интересом наблюдал за ним.
— Не повезло тебе, — сказал он, хищно улыбаясь.
Тьма накрыла его моментально, Сникерс даже понять ничего не успел, как вырубился. Очнулся он дома с головной болью и неприятным вкусом во рту. Он не помнил, как добрался до дома, а тело ломало от температуры. Он тогда свалился с простудой на пару дней.
От вернувшихся воспоминаний Сникерса снова затошнило, и голова раскалывалась от боли и шума. Выстрелы закончились. В глаза ударил свет фонарика.
— Опять ты! — зло сказал Пикник, больно хватая Сникерса за подбородок и заставляя посмотреть на себя. — Ты меня достал.
— Что? — не понял Сникерс. Он никак не мог сфокусировать взгляд — свет резал глаза.
— Вечно ты мешаешь моей охоте. Как ты вообще прошел через мой барьер? — раздраженно переспросил Пикник.
Сникерс отодвинул от лица фонарик.
— Не видел никаких барьеров! — огрызнулся он, не понимая, что от него хотят. Он вообще жертва в этой ситуации, это его хотели сожрать какие-то монстры! «Снова», — поправил себя он. — Что это за твари вообще?! — он кивнул на мертвые тела.
— Это тебя не касается, — отстранился от него Пикник и направился к своей квартире. Сникерс отлип от стены и рванул следом.
«Касалось еще, как касалось», — особенно когда память снова выдала какое-то странное воспоминание о старости и ничуть не изменившемся Пикнике рядом.
— Охуел! Меня чуть не сожрали вообще-то! — возмутился Сникерс, заскочив за Пикником в квартиру.
Только когда дверь за ним с хлопком закрылась, и автоматически сработали замки, он понял, куда зашел.
— Босс, это я. Он снова влез в мою охоту. Может мне его сожрать? Он вкусно пахнет, — Пикник его игнорировал и с кем-то говорил через наушник. Он даже облизнулся, скотина, посмотрев на застывшего Сникерса.
Сердце Сникерса пропустило удар, а потом снова забилось как бешеное. Да такими темпами он скопытится от сердечного приступа раньше, чем доживет до тридцати. Или чокнется, ненормально, когда сны оказываются утерянными воспоминаниями.
— Только попробуй, — Сникерс нашарил в кармане коммуникатор. Еще он пытался открыть дверь и свалить к себе, но дверь не поддавалась, Пикник сложил руки на груди и наблюдал, довольно скалясь.
— Если ты его съешь, потом будешь убиваться, — вырос из тени Сникерса хмурый тип. Сникерс отскочил от двери, сбив тумбочку для обуви, и врезался лбом в стену. Сникерс уже чувствовал, как на лбу росла шишка.
— Какая нервная молодежь, — заметил хмурый, хмыкнув.
«Марс», — вдруг подумал Сникерс. И подскочил. Он знал этого типа, знал, как его зовут, никакие это были не сны о прошлом века. Новые воспоминания обрушились на него внезапно, словно снежной лавиной, погребая под собой. Сникерс схватился за голову: боль была такой сильной, и казалось, что голова вот-вот взорвется. Сникерса трясло; он вмиг почувствовал все то, что чувствовал прошлый-он в веренице воспоминаний, от детства до старости и смерти. В миг, когда прошлый-он умер, Сникерса отпустило.
Мир перед глазами мигнул и погас.
— Он помер? — услышал он над собой голос Пикника.
— Нет. Просто без сознания. Человеческий мозг не привык помнить о прошлой жизни, это тяжело для сознания. Для этого их души проходят через Лету и пьют ее воду, чтобы забыть о своей прошлой жизни, — объяснил Марс.
— А этот тогда почему помнит? — не понял Пикник.
— Судьба такая, — ушел от ответа Марс.
— Он типа особенный? — спросил с усмешкой Пикник. — Поэтому он вкусно пахнет и на него вся нечисть сползается?
«Как это стремно прозвучало», — подумал Сникерс. Он со стоном открыл глаза, непонимающе глядя на обоих демонов. Сникерс не мог понять, что он делает, лежа на прохладном полу, почему ему так хреново, хотя он вроде не так сильно напился.
Он не мог понять, в каком времени он очнулся. Если б не шишка на лбу, прикосновение к которой отдала болью, он бы решил, что спит. И эта чертовщина ему снится. Такое уже было, когда Марс вернул его воспоминания о Пикнике, когда тот отработал свой долг.
— Пикник, мудак. Ты опять что-то отрабатывал за моей спиной? — спросил Сникерс. Пикник непонимающе моргнул и посмотрел на Марса. Тот лишь пожал плечами, мол, сами разбирайтесь.
— Ты меня не узнаешь? — рассеянность спала, ее место заняла паника. Сникерс был уверен, что это его Пикник. Да и Марс был тем же, он вообще не изменился. — Это же я, Сникерс!
— Узнаю. Надоедливый сосед, который вечно влезает в охоту, — фыркнул Пикник. Он смотрел на него, как на чужого — именно как на случайного соседа. В его взгляде не было той теплоты, с которой он смотрел на него раньше. Сникерс поднялся на ноги, шагнул вплотную к Пикнику. Схватился за плащ, не давая отстраниться.
— Это такая шутка? Ты меня разыгрываешь? — осипшим голосом спросил Сникерс, тряся его. — Что за херня, Пикник?!
— Отвали, — грубо оттолкнул его тот. Сникерс чуть не упал, ноги не слушались. Стоять с каждый секундой становилось сложнее, будто пол шевелится под ногами. — Марс, у него крыша поехала.
— Ты правда меня не помнишь? — не верил в происходящее Сникерс. Он попятился, пока не уперся в стену. — Мы же через столько прошли.
— Нет. Мы где-то раньше виделись? — спросил Пикник. Он не верил, Сникерс прочитал это в его взгляде. — Я не связываюсь с людьми.
«Он меня забыл. Вычеркнул из своей жизни, — Сникерс смотрел вперед бессмысленным взглядом. Было больно. Очень больно. Теперь Сникерс почувствовал на своей шкуре, каково это, когда дорогой тебе человек не помнит о твоем существовании. — Но меня к нему тянуло. А он смотрит на меня, как на еду», — Сникерс невесело усмехнулся.
Он не знал, как дальше жить со свалившимися на него воспоминаниями о прошлой жизни. Он медленно обвел взглядом комнату, ища выход. Хотелось остаться одному и подумать. Он увидел Марса, и апатию как рукой сняло, на ее месте развернулась злость.
— Ты. Это все ты! — заорал Сникерс, он рванул к Марсу. — Ты что с ним сделал?! И не смей больше трогать мои воспоминания! — рявкнул Сникерс. Ему было плевать, что это демон.
— У него истерика? — спросил Пикник, с интересом наблюдая, как Сникерс хватает Марса за рубашку и прижимает его к двери. — Его чуть не сожрали низшие демоны.
— Погуляй, — велел Марс к Пикнику. — И убери за собой свинарник в коридоре.
— С чего бы? — прищурился тот. Он хотел посмотреть на шоу, которое устроил Сникерс.
— Ты не слышал? — Марс не обращал внимания на Сникерса, как будто тот не держал его за грудки.
— Эта работа людей. С какого фига я этим должен заниматься! — рыкнул Пикник.
— Пикник, — тихо приказал Марс, бросив на него ледяной взгляд. У Сникерса самого мурашки пробежали от этого негромкого голоса.
Пикник стушевался. Хмыкнул и пошел к двери.
— Да пожалуйста! — бросил Пикник. Дверь открылась, пропуская его в коридор и закрылась, оставляя Сникерса и Марса наедине.
— Что ты с ним сделал? — повторил свой вопрос Сникерс. — Верни ему воспоминания!
— Это невозможно. Он должен сам вспомнить, — отозвался Марс. Сникерс почувствовал, как руки налились тяжестью, словно бы на них что-то давило. Он убрал руки от Марса. Ощущение тяжести пропало. — Успокоился?
— Что ты с ним сделал? — требовательно спросил Сникерс. — Тебе так нравится издеваться над нами? Зачем ты забрал его воспоминания?
Марс усмехнулся нехорошо и жестоко.
— Издеваться? — уточнил он. — Малыш, это был единственный способ его спасти. Не выпей он воды из реки Забвения — сдох бы на первом же задании. Потому что не смог жить дальше без тебя. В отличие от тебя. Если он умрет, то его душа никогда больше не возродится.
— Это ты его в чудовище превратил! — разозлился Сникерс.
— Видимо, не все воспоминания к тебе вернулись, — заметил Марс. — Тебе напомнить из-за кого он стал чудовищем? Кто меня призвал? Ты живешь только благодаря жертве этого ребенка.
— Без тебя знаю, что никогда не смогу искупить свою вину. Я до сих пор себя ненавижу и виню за этот идиотский призыв, — горько выпалил Сникерс. С вернувшимися воспоминаниями вернулось и забытое чувство вины. — Я могу заключить с тобой сделку?
— Нет. Я уже отвечал тебе на этот вопрос. Никто не в силах очистить душу от тьмы и превратить демона опять в человека, — отрезал Марс.
— Что мне теперь делать? — спросил Сникерс. Вся злость выветрилась, и теперь он чувствовал себя разбитым и подавленным. — От меня больше не вспомнит?
— Вспомнит. Если ты ему поможешь, — обнадежил его Марс.
— Я заставлю его вспомнить. И ты мне не помешаешь, — воспрянул духом Сникерс. Марс закатил глаза.
— Связался на свою голову. Надо было вас сожрать, — вздохнул он и, вытащив сигарету, закурил.
Сникерс фыркнул.
— А теперь что это за твари? И почему Пикник их убивает? Вы же вроде все демоны? — спросил он.
— Работа у него такая, убивать демонов. За последние пятьдесят лет их развелось слишком много, Ада им мало, вот и лезут утолить голод. Охотники не успевали, — откликнулся Марс. — Да и мне надоело внимание охотников. Вот и предложил правящей верхушки сотрудничество. Они согласились, выбора у них не было.
— А что взамен? — спросил Сникерс.
— Нас не трогают охотники, и закрывают глаза на наши «перекусы», — сказал Марс. — Ты закончил с вопросами? Не хочу тут до утра торчать.
— Вообще-то нет, но на сегодня хватит. У меня и так голова разрывается от вернувшихся воспоминаний, — устало признался Сникерс. Марс кивнул. Дверь открылась, и Пикник вошел, весь заляпанный в крови.
— Я думал, вы никогда не закончите, — раздраженно заметил он. — Эй, а почему он еще в сознании? Ты не стер его воспоминания?
— Нет. Мне надоело, он все равно вляпается снова. Будем использовать как наживку, на него демоны сползаются как осы на мед, — хмыкнул Марс, и, кивнув Пикнику, исчез в тени.
— А меня спросили?! — возмутился тут же Сникерс, но никто ему не ответил.
— Откуда ты босса знаешь? — спросил Пикник, когда Марса исчез.
— От верблюда, — огрызнулся Сникерс и, добравшись до дивана, сел. Хотелось подойти и дать Пикнику по башке, чтобы вспомнил быстрее, но Сникерс не был уверен, что после этого выживет, если вдруг способ не сработает. — Ты ничего не вспомнил?
— Нет. Сколько бы ты не спрашивал, ответ будет один и тот же, — пожал плечами Пикник. — О чем вы говорили?
— О тебе, — честно признался Сникерс, внимательно посмотрев на Пикника.
— Это и так понятно, — качнул головой Пикник. — Мне теперь с тобой на охоты ходить? За что такое наказание?
— Что?! Какие охоты?... — начал было возмущаться Сникерс, а потом умолк, задумавшись. Если они станут напарниками — значит, будут проводить вместе больше времени. — Да. Придется. Мы теперь напарники, Пик. А напарников не едят.
— Мне не нужен напарник. Я привык охотиться один. Марс издевается! — зарычал Пикник и заметался по комнате, как зверь в клетке. — Гадство.
— Тогда не нужно было меня спасать! — воскликнул Сникерс. — Бросил бы на растерзание демону, но ты не смог! Кто тебя просил в одиночку в это лезть? Я настолько ненадежен и не могу разделить с тобой тяжелую ношу? Ты думаешь, я был счастлив, живя в неведении и с дырой в воспоминаниях? Я десять лет не помнил, что мы лучшие друзья! Что это я виноват в том, что ты стал убийцей и демоном! — Сникерс запнулся и умолк, тяжело дыша. Пикник замер и растеряно на него смотрел. — Я не чокнулся, просто накопилось. Давно надо было выговориться. Когда ко мне вернулись воспоминания, у меня срыв случился. До тебя я не мог дозвониться. Ты не представляешь, как я испугался, что тебя не стало! Я думал, он тебя сожрал, он демон ведь, с чего бы ему тебя отпускать. Потом от Баунти узнал, что ты был ранен охотниками и отлеживался в больнице. Я достал ее и уговорил, чтобы она привела меня к тебе. Чтобы я убедился, что ты жив. Хреново, когда только ты один помнишь.
— Извини, — тихо отозвался Пикник. — Я ничего из этого не помню.
— Вспомнишь — уверено заявил Сникерс. — Я от тебя не отстану, пока не вспомнишь. Вцеплюсь в тебя бульдогом и не отпущу.
— Ладно, — сдался Пикник и неуверенно улыбнулся, осторожно потрепав Сникерса по голове. Совсем как раньше, когда он пытался его приободрить. Губы его слушались плохо, он вовсе разучился улыбаться открыто и искренне. — Может, я что-нибудь вспомню, если ты рядом крутиться будешь.
— Буду, — пообещал Сникерс и завалился на диван Пикника. Он устал и вымотался — не хотелось сейчас ни о чем думать. У него была безумная ночь. Надо выспаться и завтра решить, что делать дальше.
— Эй. Чего разлегся? Вали к себе, — скомандовал Пикник. — Твоя дверь по соседству.
— Отстань. Сегодня я сплю здесь, тут на меня не нападут те зубастые твари, — отозвался Сникерс, проваливаясь в сон.
Он обязательно разберется со всем потом, когда проснется. Никуда теперь от него Пикник не денется.

@темы: Джен, Лотерея-3, Пикник, Сникерс, Фанфики

URL
Комментарии
2015-04-23 в 13:13 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
"Призыв" читала, "Если придется" - хоть и с опозданиием, но тоже. Прекрасная работа, мрачная, конечно, но так хочется верить в способность Сникерса добиваться своего, даже самого невозможного. Спасибо!

2015-05-01 в 11:28 

KosharikWildCat, Спасибо большое за комментарий и что прочитали все части =З Сникерс не отстанет от Пикника пока тот не вспомнит))) и в связи с нынешней ситуацией скорее сам станет демоном, чтобы больше Пикника одного не оставлять :-D

а.

URL
   

Ассорти Лотерея

главная